Историческая справка

IMG_59592

 

Историческая справка

 

Первое появление колоколов относится к глубокой древности. Изготавливать колокола и пользоваться ими начали ещё египтяне,римляне. На Востоке колокола были известны в Китае и Японии. В древние времена колокола были совсем небольших размеров и клепались из листового железа, а затем из листовой меди и бронзы.

Когда колокола стали употребляться при христианском богослужении — в точности неизвестно. Во время гонений на христиан об употреблении колоколов не могло быть и речи, так как первые христиане собирались на молитву в тайне от властей. Первое применение колоколов при христианском богослужении церковное предание относит к свт. Павлину, епископу Ноланскому (353-431). Как гласит легенда, во сне епископ видел ангела с колокольчиками, издававшими дивные звуки. Полевые цветы колокольчики подсказали свт. Павлину форму колоколов, которые и были употреблены при богослужении.

Исторические памятники Запада впервые упоминают о колоколах лишь в VII в. при храмах в Риме и Орлеане. К VIII веку в Западной Европе, благодаря императору Карлу Великому, колокола при храмах были уже широко распространены. Изготовлялись колокола из сплава меди и олова, а в редких случаях и серебра. В середине IX века колокола широко распространились по всей территории христианского Запада.

На Православном Востоке колокола появились лишь во второй половине IX века, когда по просьбе императора Василия Македонянина (867-886) из Константинополя прислали 12 колоколов для вновь сооруженной церкви. Через 500 лет колокола прочно вошли в употребление во всех православных храмах Востока.

На Руси колокола впервые появились с принятием христианства. Первое летописное упоминание о колоколах на Руси относится к 988 году, то есть в самое время Крещения Руси. В Киеве были колокола при Успенской и Ирининской церквах. В Новгороде колокола упоминаются при храме св. Софии в самом начале XI века. Тогда же стали впервые звонить в храмах Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме.

 

«КОЛОКОЛ м. звон, церк. кампан; вылитый из меди (с примесью олова, серебра и пр.) толстостенный колпак; с развалистым раструбом, с ушами для подвески и с привешенным внутри билом или языком. Большие колокола употреб. почти только при церквах, и потому зовутся также Божьим гласом…» Толковый словарь В. Даля

 

Предания утверждают, что христианские колокола родились в Италии в провинции Кампана (оттого и в России они долгое время назывались не колоколами, а кампанами) и сделаны были св. Павлинием по образу и подобию полевых цветков, явившихся ему в видении как голос неба. Металлические «цветки» стали вешать на крышах храмов и звонили они сами собой, при дуновении ветерка.

О русских мастерах колокольного дела впервые упоминается в летописи под 1194 годом. В начале XII века русские мастера имели свои литейные мастерские в Киеве. Древнейшие русские колокола лились небольшими, совершенно гладкими и не имели никаких надписей.

После нашествия татаро-монголов колокольное дело в Древней Руси угасло, и возобновилось оно только в XIV веке. Москва становится центром литейного дела. Тогда мастера отливали совсем небольшие колокола, которые по весу не превышали нескольких пудов.

Новая страница в истории колокольного дела в России начинается во второй половине XV века, когда в Москву прибыл итальянский инженер и строитель Аристотель Фиорованти. Он устроил пушечный двор, где лили пушки и колокола. В начале XVI века русские мастера с успехом хорошо освоили литейное дело и даже превзошли во многом своих иноземных учителей. В это время формируется особый тип русских колоколов, система креплений, особая форма и состав колокольной меди.

При царе Иване Грозном и его сыне Феодоре колокольное дело в Москве быстро развивалось. Было отлито много колоколов не только для Москвы, но и для других городов. Мастером Немчиновым был отлит колокол «Благовестник» весом в 1000 пудов. В это время в Москве при церквях насчитывалось уже до 5000 колоколов.

При Борисе Годунове колокольное дело продолжало развиваться. Один из путешественников, посетивший Москву в это время, описывал поразившее его чудо звона московских колоколов «Шум поднимался такой, что друг друга нельзя расслышать».

Смутное время начала XVII века притормозило на некоторое время литейное дело, но затем при первых царях Романовых это искусство опять возродилось. Мастерство изготовления колоколов развивалось и крепло, постепенно обогнав в этом Западную Европу. Для литья колоколов уже не приглашали иностранных мастеров. Известными русскими мастерами этого времени были: Проня Феодоров, Игнатий Максимов, Андрей Данилов и Алексей Якимов. В это время русские мастера отливают огромные по размерам колокола, поражавшие своими размерами даже известных иностранных мастеров. Так, в 1622 г. мастером Андреем Чоховым был отлит колокол «Реут» весом в 2000 пудов. Был отлит «Царь колокол» и колокол Савино-Сторожевского монастыря весом 2125 пудов.

 

Царь Колокол

В первые годы царствования Петра I колокольное дело притихло, поскольку царь холодно относился к православной церкви. Более того, по указу царя, из церквей изымались колокола для нужд армии. К маю 1701 года в Москву было свезено на переплавку огромное количество церковных колоколов. Из этих колоколов были отлиты две сотни пушек. Позже колокольное дело успешно возобновилось. Русские мастера стали делать колокола больших размеров. Особое место среди всех в мире колоколов занимает «Царь колокол». Этот колокол переливался несколько раз. Над ним трудился замечательный русский мастер Иван Маторин с сыном. Подготовительные работы затянулись надолго. Но, когда всё было готово к отливке, в Москве случился пожар, который охватил и Кремль. Загорелись деревянные постройки над литейной ямой. При тушении огня от сильного перепада температур колокол дал 11 трещин, и от него откололся кусок весом 11,5 т. Пользоваться таким колоколом было уже нельзя. И он стал никому не нужен. Почти 100 лет колокол находился в земле, и только в 1834 году его подняли из земли и установили на гранитный пьедестал под колокольней.

 

Преимущественно все колокола изготавливались из специальной колокольной меди. Но были колокола и из других металлов. Чугунные колокола были в Досифеевой пустыни на берегу Шексны. Соловецкий монастырь имел два каменных колокола. В Обнорском монастыре было 8 колоколов из листового железа. Колокол из стекла был в Тотьме. В Харькове в Успенском кафедральном соборе был колокол весом 17 пудов из чистого серебра. Шесть золоченых колоколов было в Сибири в городе Таре, при Казанской церкви. Все они небольшие, от 1 до 45 пудов. Колокола весом от 1000 пудов находились во многих храмах и монастырях и были делом обычным. К 1917 г. в России было 20 крупных колокольных заводов, которыми за год отливалось 100-120 тыс. пудов церковных колоколов.

Колокола, проделав большой исторический путь, стали для России неотъемлемой частью жизни русского народа. Без них был немыслим ни один православный храм, все события в жизни государства и Церкви освящались звоном колоколов.

После прихода к власти большевиков в 1917 году церковные колокола постигла печальная участь. Колокольный звон считали вредным наследием царского режима, и к началу 30-х годов все церковные колокола замолчали. Все церковные здания, и колокола, перешли в распоряжение Местных советов. Секретными инструкциями разрешалось уничтожать часть культового имущества. Церковное имущество превращалось в существенную статью дохода (40% вырученных доходов шло в местный бюджет), что поощряло в свою очередь усиление атеистической политики, закрытие и снос церквей. Большинство церковных колоколов было уничтожено. Небольшая часть колоколов, представлявших художественную ценность, сохранилась и дожила до наших дней.

Наиболее ценные колокола решено было продать за границу. Так в США, в Гарвардском университете, оказались уникальные колокола Данилова монастыря. Уникальные колокола Сретенского монастыря были проданы в Англию. Огромное количество колоколов ушло в частные коллекции. Другую часть изъятых колоколов отправили на крупные стройки Волховстроя и Днепростроя для технических нужд. Россия катастрофически быстро теряла свое колокольное богатство. Особенно ощутимы были изъятия колоколов из древнейших монастырей и городов. В 1929 г. сняли 1200-пудовый колокол с Костромского Успенского кафедрального собора. В 1931 г. были отправлены на переплавку многие колокола Спаса-Евфимьева, Ризоположенского, Покровского монастырей Суздаля.

Еще более трагичной была история гибели знаменитых колоколов Троице-Сергиевой лавры. Было уничтожено 19 колоколов общим весом 8165 пудов. В Москве из 100 церковных колоколов отлили бронзовые горельефы для нового здания библиотеки имени Ленина.

В 1933 году на секретном заседании ВЦИК был установлен план по заготовке колокольной бронзы. Каждая республика и область получала ежеквартальную разверстку на заготовку колокольной бронзы. В течение нескольких лет было уничтожено почти все, что Православная Русь бережно собирала несколько столетий.

В настоящее время искусство литья церковных колоколов постепенно возрождается. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексея II, был учрежден фонд «Колокола России», который возрождает древние традиции колокольного искусства. В их мастерских отливаются колокола от 5 кг до 5 тонн. Самым большим за последние годы стал колокол для храма Христа Спасителя в Москве.

Появились и школы по подготовке звонарей. Ведь звонить надо было согласно русской традиции колокольного звона. В Москве создан «Колокольный центр», где готовят звонарей для нужд храмов. Также с каждым годом увеличивается число предприятий, где льют колокола. Искусство колокольного мастерство постепенно возрождается.